Руслан Мова: «Министерство внутренних дел создавалось с чистого листа»

AO2V02821990-й – год перелома, развала СССР. В это время бывшие союзные государства «разлетелись» по «отдельным коммунальным квартирам», начали строить свои правоохранительные системы. Создавалась и наша республика, строилась система госорганов, в том числе и нынешнего Министерства внутренних дел.

«Это было непростое время. Время испытаний. Ведомство строилось с нуля, с чистого листа. В тот момент, когда преступные элементы уже почувствовали мнимую свободу. Развалом великой некогда державы воспользовались те люди, кто искал в законе бреши. Вал организованной преступности захлестнул все страны СНГ. Молодое Приднестровье не было исключением. Слабость закона, несовершенная судебная система, большой пик развития незаконной предпринимательской деятельности, получение сверхприбыли – всё это привлекало ранее уже судимых лиц. Они «сколачивались» в орггруппировки, банды, занимались рэкетом, «крышевали» бизнес. Чуть позже пошли криминальные войны за сферы влияния», – вспоминает начало 90-х министр внутренних дел ПМР.

В милицию Руслан Мова пришёл в 1992 году. За плечами была служба в Вооружённых Силах СССР.

«Через несколько лет службы меня пригласили в новое подразделение – Управление по борьбе с организованной преступностью. Я некоторое время не соглашался. Но убийство первого руководителя УБОПа – Анатолия Алексеевича Бурдюжи – стало для меня знаком. В это время я заканчивал ПГУ и как раз писал дипломную работу на тему борьбы с оргпреступностью. Уже сегодня могу с уверенностью сказать, что наличие такого подразделения, как УБОП в системе МВД, было единственным адекватным ответом на тот разгул преступности, который был в те годы», – говорит Руслан Мова.

Шли годы. Ведомство становилось цельным организмом. Различные подразделения укреплялись кадрами, материально-техническими средствами. Уже к середине 90-х сформированы: Центральный аппарат ведомства, Управление уголовного розыска и Госавтоинспекция, Отдел по борьбе с экономическими преступлениями и УБОП, Следственное управление и милиция общественной безопасности. Успел себя зарекомендовать СОБР – спецотряд быстрого реагирования. Экспертно-криминалистический центр проводит уникальные на то время исследования. Время менялось, но оставались неизменными задачи – служба на благо народа и защита его законных прав.

Кадровый голод был во все времена

04С проблемой подготовки кадров в МВД столкнулись в момент создания ведомства. Часть личного состава перешла на сторону националистически настроенной Молдовы. В органы внутренних дел приходили трактористы и учителя, спортсмены и военные. У них не было нужного образования, но они были готовы защищать закон и права граждан молодой республики.
02

«Помните, с чего начиналась милиция? Ведь тогда многие сотрудники приходили с улицы. Перед руководством МВД встал вопрос: где и как готовить кадровых специалистов? Первое, что сделали, – организовали курсы повышения квалификации. Потом было создано Тираспольское училище внутренних дел ПМР. Кстати, и сегодня многие его выпускники служат в ОВД. Потом была расширена база. Уже позже было принято решение об открытии Республиканской кадетской школы-интерната, нынешнего кадетского корпуса. И, надо сказать, это было большим подспорьем. Сегодня РКК – это первая ступень будущего сотрудника милиции. Мы, конечно, не ставим условия, чтобы после выпуска кадеты поступали в наш милицейский институт. Ведь наши выпускники успешно учатся и оканчивают разные вузы, военные училища РФ. И нам за них не бывает стыдно! Но с теми, кто попадает из РКК в Тираспольский юридический институт, курсовым офицерам и преподавателям гораздо проще работать. Бывшие кадеты знают, зачем идут в ТЮИ. Не просто попробовать – «вдруг получится», «в армию не пойду служить» и т.д. Это дети с уже подготовленным сознанием, дисциплиной, выбравшие для себя жизненный путь», – говорит министр внутренних дел ПМР.

2020 год – период испытаний, проверки на стрессоустойчивость и профпригодность

03Прошлый год, когда на Министерство внутренних дел Президентом была возложена руководящая функция в борьбе с вирусом нового типа, стал настоящим испытанием. Кроме основных обязанностей по профилактике и раскрытию преступлений и правонарушений, на плечи сотрудников ведомства легли несвойственные задачи. Сотни тысяч проверок соблюдения карантинных ограничений в торговых объектах и транспорте, в местах массового скопления людей и учреждениях, оказывающих услуги. Кроме того, тестирование прибывающих в Приднестровье на КПП «Бендеры-Кишинёв», посещение граждан на самоизоляции, работа в кризисных центрах, медико-милицейские патрули, а ещё работа добровольцами в коронавирусных госпиталях и волонтёрская деятельность.01

«2020-й год нас научил расставлять приоритеты. Сегодня многим из нас ясно и понятно, без кого и чего мы можем обойтись, а без кого – нет. Врачи, средний и младший медперсонал, те, кто не спасовал, остался на передовой, – настоящие герои. Наши милиционеры, спасатели, пожарные, биологи, бойцы спецназа, сотрудники многих других подразделений были также на переднем фронте. Сегодня с уверенностью скажу, что мы прошли проверку на стрессоустойчивость и профпригодность», – рассказал Руслан Мова.

Не ругают тех, кто ничего не делает

В разные времена деятельность милиции была поводом для критики. Всегда находились недовольные методами, реакцией, работой МВД. И нынешнее время не исключение.

«Милиция – это та лошадь в обозе государственного управления, которая всегда тянет. Почему бьют ту, которая тянет, да потому что от неё будет толк. Не бьют тех, кто ничего не делает, не ругают тех, кто ничего не делает. Мы привыкли к этому. На критику реагируем правильно. Она нужна, без критики невозможно измениться к IMG 2226лучшему. Но мы за здоровую критику! Просто оскорбления – нам такая критика неинтересна», – отметил руководитель МВД.

«Сегодня вы не встретите на улице милиционеров, у которых висят щёки и животы. Я в милиции давно. И мне всегда было стыдно за таких сотрудников. Сейчас такого у нас нет. И надеюсь, не будет. Одно из доказательств того, что наши сотрудники физически подготовлены и выносливы, – это победы на многих соревнованиях, эстафетах. Мы иногда уступаем только профессионалам из ОГРВ. Мы, проводя реформы, определили, кто будет служить в милиции, а кто будет помогать милиции. Конечно, упор делается на тех, кто стоит на посту, кто задерживает преступников, кто расследует уголовные дела, кто конвоирует, кто находится в ДЧ, кто спасает людей. Я считаю, что сегодня МВД – это административная форма управления с очень хорошим менеджментом. Мы сегодня знаем, как и что нужно делать. И мне не будет стыдно кому-то передавать наше ведомство, и это здорово!» – подытожил Руслан Мова.

 

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter